Гражданские коммуникации   


Содержание
 

МЕСТНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ, ВЛАСТЬ, НАСЕЛЕНИЕ: ИНФОРМАЦИОННАЯ ОТКРЫТОСТЬ КАК ОСНОВА СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА

РАЗДЕЛ 1. АНАЛИЗ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ ОРГАНАМИ МЕСТНОЙ ВЛАСТИ И
МЕСТНЫМ ТЕЛЕВИДЕНИЕМ В МАЛЫХ И СРЕДНИХ ГОРОДАХ РОССИИ
(НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ)

МЕСТНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Образы местного телевидения в российских СМИ

    Местное телевидение является объектом пристального внимания общественного мнения. Так, российская пресса очень много пишет о проблемах местного телевидения. Причем, чаще всего в весьма негативных тонах. Для выявления основных тем, которые наиболее часто привлекают внимание прессы, их значимости и взаимосвязей была использована методика построения нейросемантической сети, которая позволяет производить комплексный анализ содержания множества текстов как единого смыслового целого. Нейросемантический анализ позволил выявить следующие проблемы местного телевидения.

   Противопоставление местного телевидения центральным каналам
   Местное телевидение представляется как более близкое к зрителю, но в тоже время, как менее профессиональное. Центральные каналы заняты политической склокой и не интересуются жизнью провинции, однако "перекрытие" их сетки вещания местным ТВ вызывает раздражение аудитории.
   По данной категории приводим типичные цитаты из материалов журналистов:
   "Местное телевидение несет здравый смысл, стоит ногами на земле, а не на асфальте, озабочено проблемами рядовых сограждан, а не верхушки власти".
   "В то время как центральные телеканалы все глубже увязают в трясине откровенного политиканства и ангажируются олигархическими структурами, местное телевидение гораздо более внимательно к человеку, его реальным проблемам, болям, надеждам, обращено к народу, к своей стране"
   "На центральных каналах, собственно говоря, я российской провинции и не вижу. Как будто нет ее. Может быть, я не в то время включаю телевизор? У меня ощущение, что я живу в штате Алабама. И вся Россия нечто вроде южной части Аляски. Как говорится, ни слова русского, ни русского лица – сплошь американские фильмы и притом в лучшее время. А вы говорите провинция..."
   "Новостные программы чаще всего вертятся вокруг Кремля, Госдумы, каких–то московских интриг, порядком надоевшего всем бомонда... Человеку как–то интереснее знать, что у него под окном творится, на какой автозаправке бензин дешевле или чего там новенького в мэрии выдумали, чтоб последние жилы вытянуть. По этой причине местное телевидение и впредь будет выдерживать конкуренцию с центральными российскими телеканалами".

   Противопоставление частных телекомпаний государственным
   Это противопоставление проявляется прежде всего в интервью с самими телевизионщиками, в то время как зрительская аудитория на данном различии не фиксируется.
   По данной категории есть несколько комментариев, которые мы приводим ниже.
   Газета "Коммерсантъ–Daily" (29.09.2000 "Полпредов бросили на местное телевидение") сообщила о внесении президентом изменения в указ "О государственных электронных СМИ в Российской Федерации", которые лишили региональных руководителей отвоеванного в 1998 году (в момент образования государственного медиахолдинга на базе ВГТРК) права назначать руководителей местных гостелерадиокомпаний. Это право Владимир Путин передал своим полномочным представителям в федеральных округах. Комментируя изменения, произведенные президентом "в целях усовершенствования работы государственных СМИ", первый замминистра печати Михаил Сеславинский заявил, что "новые правила позволяют вывести из–под зависимости региональных глав руководителей компаний". Имея в виду, надо полагать, регулярные конфликты, возникавшие накануне региональных и федеральных выборов между руководителями ГТРК и губернаторами.
   Режиссер государственной телерадиокомпании "Вятка" из города Кирова Алексей Иванович Погребной в интервью "Российской газете" (Что "ложится на душу" 101 (2465) от 05.2000 года): "Теперешнее положение, в котором оказались периферийные телестудии в связи с вхождением в холдинг ВГТРК, мне представляется довольно печальным. Всероссийская телерадиокомпания пытается выстроить сетку вещания местных каналов таким образом, чтобы их программы были выдержаны в общем стиле, не слишком выбивались из стандартов РТР. А нам выделили для вещания очень неудобное время. Чтобы выходить на своих зрителей, мы вынуждены вещать утром (программа "Здравствуй, губерния"), затем – дневная информационная программа и в конце дня – "Семейный канал". Что получается? Редакции, готовившие цикловые передачи, вынуждены вписываться в это неудобное время, когда люди еще не добрались до телевизоров, приблизительно с 17 до 18.30. Детская, художественная, общественно–политическая редакции вынуждены втискивать сюжеты в узкие рамки "Семейного канала". Боюсь, что скоро местное телевидение станет похоже на шеренгу солдат, одинаково одетых и на одно лицо... "

   Экономические трудности
   В своих материалах СМИ часто обращаются к довольно тяжелому экономическому положению местного телевидения. При этом местное телевидение довольно часто обвиняют в финансовой зависимости от властных, коммерческих или политических группировок. Особое отношение и к рекламе (которую мы отнесли по вполне понятным причинам к той же категории). Телевизионщики жалуются на то, что реклама не в состоянии обеспечить потребности телекомпаний, а зрительская аудитория жалуется на "засилье" рекламы и пресловутую "бегущую строку".
   Особенно активно эта проблема поднималась в 1998 году. Тогда много говорили о переделе рекламного рынка региональных телекомпаний. Что касается сегодняшнего дня, то эта проблема поднимается Мананой Асламазян (Новая газета–Понедельник "Манана Асламазьян: непродажное ТВ есть, но оно дорого стоит" от 25. 09. 2000): "Да, рекламный рынок, который сегодня существует в регионах, не в состоянии поддержать местное телевидение. Ведь количество рекламы зависит от уровня покупательной способности – никакой рекламодатель типа "Нестле" не будет покупать три минуты рекламного времени в стотысячном городе, он лучше купит одну минуту на федеральном канале и заплатит сравнительно небольшие деньги. Вообще цена рекламной минуты в России очень занижена не только на региональных, но и на федеральных каналах, которые имеют большую аудиторию и хорошие рейтинги. Поэтому, я думаю, каналы должны образовывать рекламодателя, предлагая ему нестандартные маркетинговые ходы. Многим кажется, что делать телевидение очень просто: создать канал, продать пять минут рекламы, на эти деньги сделать новые программы – и канал станет популярным. Но телевидение – сложная наука, а в нашей стране еще и большая политика. Многим телекомпаниям за годы работы так и не удалось стать сильными и независимыми..."

   Зависимость от властей
   Любопытно, что в материалах журналистов (как, впрочем, и по данным социологических опросов) центральные каналы представляются как более независимые. Авторы материалов о местном телевидении практически не сомневаются в его ангажированности. Так, тема "администрация" обозначает прежде всего степень руководства – местный глава администрации "поддержал", "открыл" или "закрыл" телекомпанию, а тема "губернатор" связывается с понятиями "влиять", "ставить под контроль". Собственно понятие "местное телевидение" тесно увязано с понятиями "местные газеты" и "местное радио", а все вместе воспринимается в качестве единого пропагандистского комплекса.
   Неудивительно, что о проблеме независимости местного телевидения пишут следующее:
   "Все аргументы за демократизацию нашей страны и СМИ новой формации при просмотре местного ТВ кажутся смешными. За последние десять–двадцать лет в сводках официальной информации меняются вместе с генеральной линией власти лишь имена восхваляемых и возносимых. Ни один русский переворот, ни одна русская революция не сдвинет этого фундамента под названием "психология местного телевидения" (в учебниках истории это обозначается несколько иным термином – "рабская психология русского человека")".
   "В каждом регионе есть и местное телевидение, и кабельное, и локальное – да какого только нет! Действующий губернатор (любой!) отключит все каналы, займет собой все эфирное время и без труда победит соперника, не имеющего, как правило, возможности до бесконечности пудрить мозги своим избирателям".
   "Находясь под влиянием губернатора, местное телевидение, зачастую, позволяет себе отходить от московской линии в освещении событий. Под каблуком у региональной власти и заводов, как правило, и все местное телевидение".
   Отвечая на вопрос журналиста о целесообразности открытия нового телевидения, один из районных телевизионных деятелей дает характерный ответ: "В век электроники, компьютеризации, рекламной войны между компаниями телевидение просто незаменимо! Выиграет эту войну тот, кто раньше это поймет. Вообще–то я такого мнения: кто из кандидатов в районные начальники пообещает внедрить местное телевидение – тот и выиграет выборы на следующий срок. А тот, кто его внедрит, вообще в памяти потомков останется!"

   Тактика подчинения местного телевидения
   Пресса много пишет о способах и технологиях подчинения местного телевидения интересам местных властей. Типичную историю подчинения местного телевидения можно привести по материалу (05.09.1997) екатеринбургского "Уральского рабочего", опубликовавшего статью под заголовком "Дорогая игрушка или независимое ТВ?". Материала тем более интересного, что публиковался он гораздо раньше, чем произошла подобная история уже с центральным каналом – НТВ. Далее по тексту:
   "На фоне недавних шумных скандалов вокруг "Известий" и "Комсомолки" конфликт коллектива Тавдинской телекомпании с местным градоначальником, возможно, кому–то покажется не таким громким и значительным. Но только не для журналистов молодой студии телевидения и не для тавдинских зрителей, которые вот уже месяц гадают: появится ли вечером в эфире студия "Тавда–видео"? Тавда, конечно, не Москва, но и этот конфликт в далеком от центра районе замешан на острых политических и финансовых интересах. В нем прослеживается не меньшее желание власти манипулировать общественным мнением пусть небольшого городка через ручное средство массовой информации. Возможно, и началась вся эта история потому, что телевизионщики оказались не слишком послушными.
   Немного истории. Как и для всякого благого дела, для создания собственного телевидения в Тавде нужны были энтузиасты и меценаты. Энтузиасты в лице трех молодых людей нашлись сразу же, как только появилась техническая возможность выхода в эфир программ местного телевидения. А вот с меценатами было несколько сложнее, ведь создание телестудии – дело хлопотное и весьма дорогостоящее.
   И все–таки четыре года назад нашлись люди, которые помогли появлению на свет сегодняшней студии "Тавда–видео". Проектом заинтересовался В. Щербаков, возглавлявший тогда городскую администрацию. Но денег у города и тогда уже явно недоставало, вот тут–то и согласился помочь генеральный директор страховой компании "Тавда–АСКО" В. Кожевников. Компания на первом этапе вложила львиную долю средств в местное телевидение (это подтверждено документально), потому–то и было решено распределить акции нарождающегося акционерного общества в соотношении 48 процентов – городской администрации, 48 процентов – страховой компании, а чтобы средство массовой информации было хотя бы формально независимо и вопросы могли решаться с участием работников телевидения,четыре процента акций отдали его сотрудникам. Как видим, контрольного пакета акций не оказалось ни у кого, и это было пусть небольшой, но защитой от того, что телекомпании кто–то будет диктовать свои условия, будет заставлять играть по своим правилам.
   Время шло. Возможно, не все у телевизионщиков было гладко. Но у журналистского коллектива было главное – стремление правдиво и беспристрастно отражать все, что происходит в городе. Это стремление заставляло временами "наезжать" на администрацию и городского голову, причем иной раз достаточно круто. Бывший мэр находил в себе мужество относиться к этому философски, по крайней мере на ковер журналистов не вызывал и разносов не учинял.
   Но гармония взаимоотношений с городскими властями продолжалась недолго: до тех самых пор, пока к власти не пришел новый мэр Леонид Плюснин. Взаимоотношения главы и тележурналистов не заладились. Масла в огонь тлеющего конфликта подлило хроническое недофинансирование компании:сегодня денег из городской казны, запланированных бюджетной строкой на телестудию, выделяется лишь восемь процентов от необходимого, хотя другие бюджетники финансируются в среднем на 30 процентов.
   Коллектив телекомпании считает, что, карая рублем, их просто пытаются поставить на место, заставить снимать и говорить то, что хотелось бы нынешней администрации. Между тем от катастрофического недостатка средств сыплется оборудование, не на что ремонтировать аппаратуру, да что там, нет денег даже на бензин для автомашины. Как один из возможных путей решения проблемы начались переговоры между крупным держателем акций страховой компании и руководством гидролизного завода (пожалуй, единственное стабильно работающее предприятие в городе) по передаче последнему 40 процентов имеющихся у "АСКО" акций. На тот момент, когда согласие, которое, казалось бы, должно было удовлетворить все стороны, было получено, неожиданно с таким раскладом решительно не согласился глава администрации, требуя отдать муниципалитету три процента акций телекомпании, недостающие для того, чтобы у городской администрации был контрольный пакет.
   Зачем мэру контрольный пакет акций в условиях, когда в городе все явственнее звучит голос недовольства политикой нового главы, когда Тавду один за другим сотрясают конфликты мэра то с советом директоров, то с педагогами, то с медицинскими работниками, догадаться нетрудно.
   – Получая контрольный пакет акций, – считает редактор телекомпании "Тавда–видео" Ю. Лебедкин,– администрация вместе с тем получит и возможность полного контроля над деятельностью телевидения, увольнения неугодных людей, возможность диктовать свои условия подачи материалов. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы предугадать, какой процент правды будет присутствовать в передачах такого телевидения. Потому–то около месяца назад журналистский коллектив принял решение о ликвидации телекомпании и распродаже ее имущества. Для решения этого вопроса учредители собираются на совет.
   Впрочем, глава администрации считает, что заявление журналистов о ликвидации студии вовсе не означает, что собственного телевидения в Тавде не будет. Будет, но только не такое и не с таким редактором.
   – Это малопрофессиональное телевидение, вот в чем вопрос,– пояснил Л. Плюснин через своего пресс–секретаря.–Все нападки на администрацию начались как раз после того, как об этом было заявлено редактору телестудии, а вовсе не в том, что Плюснин желает учинить расправу над неугодными ему журналистами. Соучредителем, помощником будет не гидролизный, а какое–то другое предприятие, но оно найдется, значит, будет в Тавде и свое телевидение.
   В ближайшие дни как судьба телекомпании "Тавда–видео", так и вопрос, быть или не быть вообще своему телевидению в Тавде, видимо, прояснится. Страсти постепенно утихнут, оставив после себя поле для невеселых размышлений. Тавда – не исключение в подобных, уносящих время и силу конфликтах, от них не застраховано сегодня ни одно средство массовой информации, являющееся одновременно акционерным обществом. И до тех пор, пока не будет согласована законодательная база СМИ и акционерных обществ, пока они не будут органично сочетаться, будет существовать и угроза того, что всяким средством массовой информации кто–то захочет поуправлять, прежде всего – в угоду своекорыстным интересам. Или, как произошло в Тавде, всякий вновь избранный мэр, возможно, захочет устроить дела на телевидении так, как того захочется ему.
   Не могут существовать гиганты без подпитки из регионов. Применительно к телевидение провинция – далеко не провинция. Во многих сферах телебизнеса они открывают вещи, которые большая и неповоротливая структура открыть не может. Эти ребята уже спокойно ездят на Си–эн–эн или ТФ–1. И не на стажировку, а в качестве партнеров. Местные компании по рейтингу конкурируют с Москвой. Местные жители хотят смотреть местное телевидение, больше ему доверяют. С этим фактором нельзя не считаться".

   Профессионализм
   По этому поводу также приводим несколько мнений.
   "Местное телевидение просто не готово работать профессионально в прямом эфире. Авторы и ведущие совершенно не знают этот самый народ, к которому обращаются со своими вопросами. Народ, оказывается, совсем не так думает и не то говорит".
   "Убогость местного телевидения – в отсутствии профессионализма. При этом считается: то, что я "выдал" в эфир, – истина в последней инстанции. Это проходит, когда сталкиваешься с работами мастеров. Руководители телекомпаний обычно "экономят" на обучении своих сотрудников. А варением в собственном соку "звездную болезнь" не вылечишь".
   "Нам всем, маленьким муниципальным телекомпаниям, приходится решать практически одни проблемы: нет профессионально обученных кадров, плохая техническая оснащенность..."
   "Несмотря на то, что это новости, начну не с самой информации, а со способа ее подачи, не с того, что говорят и что показывают, а как говорят и как показывают. Как говорят. Порой, с большим трудом. Не желая никого обидеть, все же хочу заметить, что приятный тембр голоса – один из критериев профпригодности тележурналиста, так же как и свободное владение русским языком. Большинство репортажей своим замедленным темпом речи напоминают пережевывание резины и "украшены" казенными штампами, да еще уральским акцентом в придачу, который по телевизору звучит кошмарно. Ни в коем случае не призываю уподобиться радиодиджеям, говорящим на "американском русском", однако динамичная чистая речь, на мой взгляд – обязательное требование к современному телевидению. Что же касается штампов, то выход прост: если по поводу освещаемых событий нет собственного мнения, лучше ограничиться просто информацией, чем расцвечивать ее набором сомнительных клише....
   Видеоряд – неоднозначен сам по себе: при умелом использовании он приглашает зрителя "войти" в изображение и совершить там самостоятельную визуальную прогулку, однако экран может и затянуть, и оттолкнуть, если не соблюдать определенных правил. Все пермские телеканалы умудрились создать настолько отталкивающие картинки, что рука инстинктивно тянется к пульту. Добились они этого следующим образом. Возьмем оформление студии: белесый (Т7), серо–коричневый (Рифей ТВ), голубой (ВЕТТА) задники абсолютно плоские, поэтому "вылезают" из экрана, благодаря чему из него "выпадывают" и дикторы. Кроме того, вышеперечисленные оттенки опасны в том плане, что не терпят вольных цветовых сочетаний, и жертвой их специфической комбинаторности падают опять же телекомментаторы, лица которых принимают странноватые оттенки. А ведь уже давно разработаны основные принципы оформления телестудии, позволяющие создать трехмерное пространство, выгодно подчеркнуть внешность ведущего за счет глубоких тонов и просто создать комфортную для глаз картинку.
   Если обратиться к видеоряду, сопровождающему сюжеты, то диагноз для всех един – непрофессионализм. Вообще–то Россия является родиной монтажа. Она всегда славилась своим операторским искусством, однако изображение на экране заставляет вспомнить начало века, когда использовались только три плана и все. Художественный кинематограф еще может позволить себе подобные ретро–эксперименты для создания авторского стиля, но никак не информационное вещание. Вместо строго выверенной картинки, не просто сопровождающей текст, а несущей самостоятельную смысловую нагрузку, нам предлагают агрессивный, рубленый, не ритмичный видеоряд, отпугивающий зрителя. Мало уметь включить камеру в нужный момент, надо знать, что такое ракурс и как его использовать наилучшим образом, иметь представление о причудах освещения и как с ними бороться и многое другое, что составляет джентльменский набор оператора–профессионала...
   Позиция "Интерньюс" (Новая газета–Понедельник "Манана Асламазьян: непродажное ТВ есть, но оно дорого стоит" от 25. 09. 2000): "Телевидение – это люди, поэтому мы очень серьезно занимаемся повышением квалификации тех, кто работает на ТВ. Не секрет, что около 80% региональных телевизионщиков вообще не имеют специального образования. В 90–х годах появилось множество частных региональных телеканалов, и люди приходили на телевидение почти с улицы. Во–вторых, телевидение – это школа мастерства. Поэтому мы организуем несколько конкурсов для региональных вещателей. Через наши программы прошли уже около пяти тысяч российских телевизионщиков".

Содержание