Гражданские коммуникации   



"ПРАВО ЗНАТЬ: история, теория, практика"
N 7–8 (91–92) июль–август 2004 г.

Иосиф Дзялошинский,
президент Правозащитного фонда "Комиссия по свободе доступа к информации"

Пресса третьего сектора или социальная журналистика?

Многие проблемы третьего сектора связаны с недостаточной информированностью общества о том, кто есть кто в третьем секторе и кто чем занимается. Большинство опросов в различных регионах России выявило катастрофическую неосведомленность граждан о существовании и предназначении независимых общественных организаций. Отсутствие достоверной информации и стереотипы, сохранившиеся с советского времени, порождают недоверие к третьему сектору, культивируют негативное отношение к его деятельности среди потенциальных работников, спонсоров и клиентов.

Причина сложившегося положения кроется не только в пассивности некоммерческих организаций, но и в отношении средств массовой информации к проблемам третьего сектора в России. Эпизодическая информация, время от времени проскальзывающая в прессе и на телеэкранах, носит констатирующий характер. Повышенное внимание к какой-либо некоммерческой структуре возникает только при ее причастности к громкому скандалу, что опять же не повышает рейтинга третьего сектора в глазах общественности. Более того, можно сказать, что так называемая "большая пресса" энергично культивирует представления о коррумпированности руководителей общественных организаций.

Что касается существующей сегодня прессы третьего сектора, т.е. изданий, выпускаемых самими НКО, то они отличаются малыми тиражами, не заметны на издательском рынке, поскольку действуют исключительно в своем информационном поле. С точки зрения обычных медиа-стандартов это, как правило, очень слабые издания. Они скучны по тематике и формам подачи материала, плохо сверстаны, ориентированы на узкий сегмент аудитории - в основном, на активистов третьего сектора или социально уязвимые группы населения.

Одной из главных причин слабости этих изданий является то, что большинство людей, причастных к созданию изданий третьего сектора, не осознают себя в качестве журналистов, а стремятся быть либо пропагандистами какой-то идеи, либо просто утоляют свое честолюбие. И та, и другая мотивация имеет право на существование, но чаще всего люди с такой мотивацией не заинтересованы в том, чтобы делать профессиональное издание.

А другая причина описана выше - подавляющее большинство наших сограждан не интересуется проблематикой гражданского общества, деятельностью третьего сектора, и очень трудно найти способ побудить их читать соответствующие материалы.

Поэтому пресса третьего сектора в последние годы искала выход из тупиковой ситуации, в которой она находилась довольно долго. Этот выход был найден в преобразовании прессы НКО в социальную журналистику.

Словосочетание "социальная1 журналистика" довольно активно используется в профессиональном журналистском обиходе, однако какого-либо внятного определения этому понятию мне не попадалось. Может быть, плохо искал, а может быть, кажущаяся ясность этих слов мешает исследователям обратить более пристальное внимание на обозначаемый с их помощью феномен. Обычно это понятие используют для обозначения той ветви журналистской деятельности, предметом которой являются так называемые социальные проблемы: положение в обществе различных, в основном, социально уязвимых социальных групп - пенсионеров, сирот, многодетных семей, переселенцев и др; соблюдение прав человека; экономическое благосостояние граждан; здравоохранение, образование и т.д. Этот предмет настолько обширен и размыт, что при некотором усилии под категорию "социальная журналистика" можно подвести практически все, кроме разве что курсов акций и рейтингов политиков2.

Чувствуя неудовлетворенность таким чисто предметным определением социальной журналистики, некоторые теоретики и практики указывают на то, что социальная журналистика отличается от всех других "журналистик" тем, что не просто отображает действительность, информируя аудиторию о происходящих событиях и давая возможность обменяться мнениями по различным поводам, но и особым образом участвует в регулировании отношений между людьми и социальными общностями, стремясь позитивно повлиять как на сами эти отношения, так и на социальные структуры, управляющие различными сферами общественной жизни.

Другими словами, социальная журналистика обладает функциональной спецификой, поскольку ориентируется не на информирование и выражение общественного мнения, а на непосредственное вмешательство в реальную жизнь. Понятно, что ориентация не на информационный, а на прагматический эффект модифицирует и творческий процесс, влияя на выбор темы, сбор фактического материала, структурирование текста и подбор выразительных средств.

Таким образом, в первом приближении можно констатировать, что социальная журналистика обладает весьма существенными предметными, функциональными и профессионально-технологическими особенностями. По своей сути это вера в то, что журналистика имеет обязанность перед общественной жизнью - гораздо больше, чем просто сообщать новости или раскрывать множество фактов.

Что отличает социальную (гражданскую) журналистику от традиционной журналистики? Традиционная журналистика считает, что ее дело - давать гражданам информацию и мнения. Что с этой информацией и этими мнениями делать - дело самих граждан. Сторонники социальной журналистики полагают, что журналисты обязаны предоставлять людям информацию, которая им необходима для принятия решений в обществе самоуправления, и способствовать тому, чтобы читатели, зрители, слушатели становились активными участниками общественной жизни.

Сторонники социальной журналистики считают, что уже недостаточно просто привлекать внимание к несправедливости, как принято в традиционной журналистике. Гражданам в наше время требуется гораздо больше. Им необходимо увидеть, каким образом они могли бы сыграть свою роль, изменить что-либо, быть услышанными - каким образом они могли бы в большей степени участвовать в общественной жизни. Таким образом, участие граждан - ключ к пониманию гражданской журналистики. Граждане помогают журналистам более профессионально делать свъе дело. А у граждан, однажды получивших возможность более активно участвовать в общественной жизни, разыгрывается аппетит к участию в гражданской жизни.

Сторонники социальной журналистики рассматривают читателя и зрителя не как фон или пассивных наблюдателей, а как участников решения важных вопросов, которым следует уделять не меньше внимания, чем представителям элиты или экспертам, так часто цитирующимся журналистами.

Журналисты, работающие на принципах гражданской журналистики, стремятся видеть в читателях и зрителях и источники информации и мнений, и участников общественных диалогов, организуемых СМИ, и активных партнеров в поиске решений проблем, волнующих общественность.

Участие граждан может подпадать под одну из нижеследующих категорий:

• "Обсуждение". Иногда требуется именно "выплеснуть" общественное мнение. Можно просто цитировать читателей в газете; можно также организовать совещательные городские форумы по тем или иным проблемам. Цель: дать возможность высказать идеи, обсудить их, посовещаться.

• "Вовлечение". Другие проекты гражданской журналистики приглашают к более активному участию и часто предлагают конкретный план действий потенциальным добровольцам. Граждан призывают откликнуться, при желании индивидуально, без шумихи, а СМИ часто рассказывают о том, как это сделать.

• "Организация". Высший уровень общественного самосознания - объединения граждан с целью изучения того или иного вопроса или осуществления проекта. Подобные проекты гораздо сложнее создавать и поддерживать, но они, при условии эффективной организации, дают более конкретные результаты.

Один из основных способов привлечения граждан к активному участию в общественной жизни и работе СМИ -развитие интерактивности. Раньше газеты и телестанции служили односторонними поставщиками информации читателям и зрителям. Сейчас существует множество технологий интерактивности. Web-узлы, электронная почта, голосовая почта, факс и другие электронные средства обеспечивают двустороннюю связь и вовлекают граждан в журналистику3.

Появляются дополнительные возможности для развития социального партнерства.

Так что бывшая пресса третьего сектора, а ныне социальная журналистика становится чрезвычайно востребованной, перспективной, многоаспектной, противоречивой, специфической в творческом отношении, и благодарной сферой профессиональной самореализации.

1 Иногда пользуются понятием "гражданская журналистика".

2 Впрочем, примерно такая же судьба ждет любого исследователя, который попытается определить предметную сферу так называемой "деловой журналистики", "криминальной журналистики", "политической журналистики" и всяких иных "журналистик".

3 Более подробно о возможных направлениях деятельности социальной журналистики можно прочитать в работах: Роль прессы в формировании в России гражданского общества. - М.: Институт гуманитарных коммуникаций, 1999; НКО и СМИ. Мостик через пропасть. - М., Агентство социальной информации, 2002; Фролова Т.И. Социальная журналистика и ее роль в общественном диалоге. - М.: Пульс, 2003.