Гражданские коммуникации   


Содержание

Туман над Ведено

Пермский ОМОН: нас подставили

Андрей НИКИТИН, Борис ПОВАРНИЦЫН

Ведено было последним оплотом имама Шамиля в Чечне.

Крепость Шамиля была окружена стеной, сложенной из камней, скрепленных яичным белком, глиной и волосом из конского хвоста. Тогда, во время первой кавказской войны, абрек Зелимхан с той стороны ущелья выстрелом из ружья убил русского полковника Туманова. До сих пор этот меткий выстрел горцы вспоминают в своих легендах.

Теперь в Ведено, как историческую ценность, показывают дома Басаева и Хаттаба. Не слишком пострадавшие во время второй Кавказской кампании.

В 1997 году, когда праздновалось 200–летие Шамиля, была восстановлена крепостная стена. На празднике варили баранину. Выступали с речами Аслан Масхадов, Зелимхан Яндарбиев. За действом внимательно наблюдал Шамиль Басаев. Тот самый, который так долго мечтал стать вторым Шамилем.

Это был странный эксперимент. Колонна Пермской милиции, без всякого боевого прикрытия, проследовав по ушелью, вошла в Ведено и расположилась в крепости Шамиля. Отныне в Веденском районе начал действовать Временный Отдел Внутренних дел (ВОВД), сформированный целиком из пермских милиционеров. Временный, потому что рано или поздно пермские милиционеры должны быть заменены чеченскими.

Через полмесяца в Ведено открылась школа, начала работать больница.

Первый тревожный звонок прозвучал 29 февраля. В это день у пермских милиционеров была объявлена боеготовность 1. Ожидали нападения боевиков. Возможно, разведка не ошибалась. Но в ночь на 30–е выпал снег. Столько снега, сколько выпадает в самые метельные дни на Урале. Похоже, боевики не решились на нападение вросшего в крепость Шамиля Пермского гарнизона. На белых заснеженных склонах – слишком хорошая видимость. Второй случай, который заставил задуматься о положении пермских милиционеров в Ведено, произошел 6–го марта. Накануне, в местечке Сельментаузен, километрах в 40 от райцентра, после переговоров сдалась группа боевиков. Принимать ее поехали пермяки.

Почти половина сдавшейся группы, более 20 человек, имели ранения. Врачи ВОВД оказали им помощь на месте, после чего всю группу доставили в Веденскую больницу.

На следующее утро, когда сдавшихся в плен собрались отвозить в Чернокозово, больницу окружила толпа местных женщин. Пермяки, которые должны были сопровождть пленных, вдруг увидели, что из ближайших домов на них наставлены стволы автоматов, пулеметов, гранатометов. Среди поднявших оружие чеченцев были бойцы местного ополчения.

Милиционеры оказались в осаде, которая могла в любой момент превратиться в штурм больницы. Противостояние с оружием наготове продолжалось всю первую половину дня. Лишь после того, как обговорили процедуру передачи раненых боевиков на поруки местным жителям, конфликт удалось погасить.

И всем стало ясно, что пермские милиционеры в Ведено заложники. В том числе и переменчивых в своих настроениях ополченцев.

Про ополчение стоит сказать особо. Веденский район – первое место в Чечне, где оно было создано. Ополченцы получили разрешение на законных основаниях носить боевое оружие. Все были проверены на лояльность, даже прошли аттестацию. Они вместе с милиционерами поддерживают порядок, дежурят на блокпостах.

Вообще, объединение вооруженных формирований враждующих сторон – составная часть чуть ли не всех современных программ прекращения междусобных войн. Поэтому настоящий, не для отчета, успех такой попытки в Ведено можно будет только приветствовать.

Но конфликт 6 марта показал, что в кризисной ситуации лояльность к своим у ополченцев перевешивает. По словам боцов ВОВД, случалось, что на блокпосту ополченцы запрещали пермякам досматривать "свои" машины. Хорошо, если эти машины действительно были свои. Хорошо, что ни один из ополченцев, схватившихся за автоматы 6 марта, не нажал на курок. Но сколько раз повторится это "хорошо"?

Минуло еще три недели, подошли выборы Президента. Для обеспечения их проведения пермскую веденскую милицию разослали по всему району. Ездили на "УАЗах" (разумеется, опять–таки без всякого боевого прикрытия), охраняли избирательные участки – группами по четыре человека, с одними только автоматами.

Угрозы боевиков сорвать выборы здесь, в Ведено, казались совсем не шуточыми. Риск был непомерным. Хотя где–то в глубине души теплилась надежда – пронесет. Когда сильно боишься и ждешь – не случается. Пронесло. Не случилось. Как будто мир действительно пришел в Чечню, и одного вида милицейской формы достаточно для наведения порядка. И это в той самой Юго–Восточной окраине республики, куда, по словам генерала Трошева, стягиваются уцелевшие боевики.

"Боевое обеспечение" выборов в районе сильно смахивало на уже прямую провокацию в адрес боевиков. В случае нападений на милиционеров возникал повод для жестких "зачисток".

Итоги выборов были обнадеживающими: ни одной провокации. К тому же Веденский район вместе со всей Чечней дружно проголосовал за Путина. Впрочем, жители Чечни голосовали странно: с кем ни поговоришь – за Зюганова. А официальные результаты, полученные на сутки позже положенного срока – точная копия общероссийских.

28 марта в Ведено прилетели важные и высокие гости. Начальник областного ГУВД генерал– лейтенант В. Сикерин и мэр Перми Ю. Трутнев. Несмотря на то, что пермские милиционеры уже были обласканы приездом самого министра МВД В. Рушайло, земляков встретили торжественно.

Гости осмотрели расположение ВОВД. Не забыли заглянуть в "Горчак" – бронированную автономную боевую точку, которую, правда, забыли оснастить положенным вооружением. "Горчак" гордо торчал чуть ли не в центре лагеря и был окрещен острословами "туалетом". Посетили Веденскую школу, торжественно вручая обалдевшим ребятишкам куклы, буквари, конфеты. Подарков, разумеется, хватило не всем, но педагоги, пока еще ни разу не получавшие зарплату, мужественно благодарили свалившихся с неба шефов.

Заехали в больницу, побеседовали с главврачом и персоналом. Записывали в блокноты просьбы веденцев: нужны шифер, пиломатериалы, медикаменты. Обещали помочь. Вдруг возникла идея о том, что Пермская область и впрямь должна взять шефство над Ведено. Культурные связи, обучение местной молодежи в Пермских вузах, помощь в открытии новых рабочих мест.

Официальная часть визита завершалась в расположении ОМОНа, обосновавшегося в двух минутах езды от ВОВД. Гости фотографировались с омоновцами на память...

Память не заставила себя долго ждать.

28 марта, за 20 минут до полуночи, в Ведено пришел приказ командующего Восточной группировкой генерал–майора Макарова. Утром 29–го 40 омоновцев должны были выехать на зачистку села Центорой соседнего с Веденским Ножай–Юртовского района. Приказ был датирован 26 марта (??). То, что произошло после, печально растиражировано всеми СМИ России. С традиционным запаздыванием на два–три дня.

Вынуждены внести коррективы. В первой колонне было 50 человек. В том числе 41 омоновец. Водитель из Пермско–Веденского ВОВД. 8 человек из комендатской роты.

Вторая колонна, возглавляемая комендатом Ведено полковником В. Тонкошкуровым, начальником Веденского ВОВД полковником Ю. Ганьжиным, его заместителем, бывшем омоновцем подполковником К. Строгим, командиром Пермского ОМОНа подполковником С. Габой, не смогла пробиться к первой колонне. Все командиры рвались в самое пекло, и лишь трезвость одного из них позволила не допустить повторения судьбы первой колонны. Тем не менее, почти половина боевиков, около 200 человек, была отвлечена от боя с омоновцами. Потери второй колонны – 16 раненых. (В том числе один милиционер из ВОВД).

После отхода этой колонны части ВДВ два дня пробивались к высоте 813, у которой бился отряд Пермского ОМОНа.

Исход боя был предопределен. Несмотря на запоздавшую поддержку авиации и артиллерии, шансов остаться в живых у первой колонны почти не оставалось.

30 марта группа из шести человек – пять омоновцев и боец комендатской роты – вышла к своим. Горы были окутаны туманом.

– Нас подставили, сто пудов... Когда мы еще спали, нас предали...

– В штабе ловили два перехвата по рации: "Идет колонна. Стоящая. Берите".

– Командир (Валентин Симонов – авт.) подошел к кошаре, открыл дверь, крикнул:

"Бросай нож, тогда не буду стрелять..." Потом вой: "Аллах акбар!" – и начался бой.

– Если бы не он, нас бы пропустили дальше, и там уж точно никому не выбраться.

– Этот парень из комендатуры, который залез на горящий БТР, он знал, что на смерть идет. Он нас прикрыл.

– Бой шел часов восемь, а показалось, что пять минут пролетело...

– Если бы не вторая колонна, нас бы просто размочили. – Когда вырвались, полчаса бежали по ручьям. И сразу договорились: друг друга не бросим.

– "Духи" мочат, свои мочат – не поймешь, откуда стреляют.

– Лежали под нашими НУРСами, минометами, СУшками. Почти всех зацепило СУшками.

Но я им так благодарен. – А ровно за день генерал приезжал. Привез тетради, обещал обои, линолеум... Зачем нам линолеум?

– Не пишите про нас. Напишите про тех парней, что полегли.

– Их к "Мужеству" представили. А им "Героя" надо давать.

– Зачем мы вышли? Зачем нас не убили? Как сейчас их матерям в глаза смотреть?

– Тех, кто был в сознании, "духи" бы не взяли. Омоновцы в плен не сдаются. Кто гранату под живот, кто ствол к голове. Так мы и лежали...

– "Духи" не ждали, что мы выйдем. Они думали, что мы все там полегли. А мы вышли.

31 марта, когда десантники, наконец, достигли высоты 813, были найдены 31 погибший и один раненый. Александр Прокопов из Березников уцелел чудом – раненых добивали контрольным выстрелом в голову.

В конце зимы много было разговоров о том, что военная операция в Чечне заканчивается. Похоже, что на каких–то этажах власти нашлись деятели, принявшие желаемое за действительное.

В результате начался эксперимент над живыми людьми. В самую партизанскую часть Чечни послали милиционеров – без армейского прикрытия, одно время в Ведено не было даже комендантской роты. Врачи–смертники ездят по Веденскому району на вызовы, милиционеры–смертники помогают проводить в районе выборы, пожарные–смертники восстанавливают местную пожарную охрану.

 Обошлось? Удалось? Можно сказать, что прогнозы оправдали. Мир наступил.

Чечня голосует за Россию не только бюллетенями, но и примерным поведением. Не удалось – война все спишет.

Война многих устраивает, как ни жутко это звучит. Многих – по обе стороны фронта. У Веденского эксперимента можно увидеть еще одну сторону.

Немногочисленные, не оснащенные и не вооруженные для настоящей войны милиционеры, демонстративно выдвинутые в басаевскую вотчину, – дразнящая, провоцирующая приманка для боевиков. Окружайте, штурмуйте, обстреливайте...

Потом будет повод снова ввести в ущелье войска, стрелять и бомбить, закручивать гайки и устанавливать чрезвычайные формы управления. Вот он, дескать, чеченский "борз" – сколько его ни корми, он все в горы смотрит.

"Нас подставили", – говорят пермские милиционеры.

Пермских милиционеров подставили как минимум два раза. Сделав их символом наступающего мира. И поводом для возобновления войны.

Содержание